Будьте
в курсе!

Подпишитесь на рассылку

Подписаться
Оформить подписку

Он был водоканальцем

09.08.2021

5 августа на доме №15 по улице Пушкина установлена памятная табличка общероссийского проекта «Последний адрес», посвященная Николаю Тимофеевичу Оборину. Смысл этого проекта – увековечить персональную память о тех, кто пострадал от политических репрессий.

Вся жизнь Николая Оборина была связана с Пермью, он здесь родился, с 14 лет работал, здесь обзавелся семьей, растил двух сыновей. С 1921 по 1930 годы он работал электромонтером на Пермской городской электростанции. В сентябре 1935 года Николай Тимофеевич был назначен руководителем «Водоканалтреста». Опыта такой работы у него не было совсем, поэтому он отказался, но партия приказала, он подчинился. Первым делом он пришел в партийную организацию водоканала, познакомился и попросил помощи, так как не знал даже с чего начать. Для себя он поставил цель: снизить до минимума аварийность на сетях. Для этого при нем была создана аварийная служба и введено круглосуточное дежурство слесарей, а также разработан регламент, по которому должны были действовать рабочие и инженерно-технические работники во время крупных аварийных работ. На насосной станции первого подъема Большекамского водозабора (БКВ) был проложен дополнительный электрокабель, так как были частыми случаи отключения электроэнергии и прекращения подачи воды.

В 1936 году к Водоканалтресту присоединили еще один коммунальный трест – три бани, прачечную, ассенизационный обоз, а затем – строительство фильтровальной станции БКВ. Николай Тимофеевич понял, что такое большое хозяйство ему уже не под силу, да и образования не хватало. Под его руководством оказалось уже более 700 человек. Он попробовал отказаться от руководства, но ему это не удалось.

А уже через полгода его исключили из партии, обвинив «во вредительстве, развале и засорении аппарата треста троцкистами и вражескими элементами». В своем объяснении следствию он писал: «Я каждый день добивался улучшения работы, результаты борьбы за предотвращение аварий и за быструю их ликвидацию, совершенно ясно показывают каждому, что мною действительно принимались практические меры в этом, и что я действительно добивался и добился улучшения в подаче воды, а меня Ленинский РК ВКП(б), предъявив тягчайшее обвинение, исключил из партии за вредительскую работу. В чем моя вина?»

Но и этого оказалось мало для органов НКВД, в следственном деле Оборина появляются новые записи: его обвиняют в участии в антисоветском заговоре. Обвинительный приговор гласил: «Является активным участником контрреволюционной диверсионной, вредительской группы, систематически организовывал отравление питьевой воды, сорвал постройку фильтровальной станции, вредительски провел ремонт общественных бань, в контрреволюционных целях засорял аппарат ВКТ троцкистами, срывал мероприятия по улучшению материально-бытовых условий рабочих в системе ВКТ и саботировал их с целью озлобления рабочих. Постановили: Оборина Н.Т. расстрелять. Лично принадлежащее имущество конфисковать».

Всего по этому делу было расстреляно 10 человек, в том числе А.Р. Булютин, начальник водопровода и канализации; А.Б.Семенова, врач водопровода; П.М. Макаров, руководитель плановой группы ВКТ. Приговор приведен в исполнение 25 января 1938 года.

В апреле 1957 года все участники этого дела были реабилитированы.

Директор музея «РКС НОВОГОР-Прикамье» Лариса Стяжкова проделала огромную работу – изучила пермские архивы и смогла восстановить память 20 репрессированных водоканальцев. Согласно документам известно, что многих расстреляли, другие погибли в лагерях, а судьба некоторых до сих пор неизвестна - в архивах пока не найдено иных данных, кроме ордеров на арест.

 

 

Николай Оборин 1936 год